Главная Статьи

Статьи

Забеременела и оказалась на улице

02.02.2019
История 21-летней дагестанки Динары, от которой отказалась семья. Ей помогли благотворители

"Я уже год в Махачкале, но никто из родственников или односельчан мне не позвонил", – вытирает слезы 21-летняя Динара. Она из Бабаюртовского района, у нее двое детей.

Каждую пятницу девушка ездит в буйнакский Дом малютки. Там ее ждет старшая дочка Кумсият. Последние пять месяцев Динара с младшей Вазипат живет в социальной гостинице, основанной руководителем организации "Дагестан – без сирот" Раисат Османовой.

Женщина родила Вазипат уже после того, как попала под крыло своей благодетельницы. До этого беременная Динара жила на улице и в джума-мечети.

"Динара пришла сюда без каких-либо документов (у нее не было ни паспорта, ни свидетельства о рождении ребенка), – вспоминает Раисат. – Ее трехлетняя дочь Кумсият не разговаривала и не ходила. Сама Динара – милая девочка. В тот же день мы ее помыли, одели. Восстановили паспорт".

Молодой женщине тогда грозил выкидыш, поэтому ее сразу же поместили в роддом, а старшую девочку отдали в Дом малютки (директор согласился принять малышку без документов).

Муж бросил камень, отец пил

"В Махачкалу я приехала из Бабаюртовского района, где до 16 лет жила в родительском доме, – рассказывает Динара. – Потом меня отдали замуж за первого встречного. Парень был очень избалованным, грубияном. У меня на лбу шрам – остался после того, как он бросил в меня камень".

Отношения не сложились и со свекровью, которая требовала, чтобы невестка приступала к делам по хозяйству в шесть утра. Поэтому довольно скоро дагестанка, у которой на руках уже была маленькая Кумсият, вернулась к отчий дом, где ей, однако, были не рады.

Едва ли не каждый день Динара ругалась с отцом. "Он много пьет", – объясняет собеседница "Кавказ.Реалии". Мать умерла от онкологии, когда Динаре было 14.

"Мне было хорошо, пока мама была жива. После ее смерти я не хотела жить – выпила кучу лекарств, но меня откачали", – продолжает она.

До кончины матери у Динары были свои деньги – получала пенсию по инвалидности (у нее умственная отсталость). Потом средства поступать перестали, поскольку у семьи не было денег на взятку комиссии – для пролонгации документов. В школу уроженка Бабаюртовского района не ходила, следовательно, ни писать, ни читать не умеет.

Второй муж потребовал сделать аборт

В поисках работы Динара с маленькой дочкой на руках перебралась в Махачкалу. Познакомилась с местными девочками, которые устроили ее в кафе.

Но вскоре молодая мама разоблачила благодетельниц – те якобы планировали продать ее в Баку, "чтобы зарабатывала телом". Она от них убежала.

Вскоре познакомилась со вторым мужем – этническим дагестанцем из Азербайджана. Сняли квартиру в столице, поженились. Динара забеременела, но супруг потребовал сделать аборт. Молодые на этой почве постоянно ругались. В конфликт вмешалась даже любовница благоверного, заявившая Динаре, что муж от нее уйдет, если она не избавится от ребенка.

И тогда женщина со старшей дочерью оказалась на улице, где перебивалась подсобными работами. Осенью сезон придорожных кафе, в которых она подрабатывала, закончился. И снова встал вопрос: куда идти? Отправилась в мечеть, где и осталась до лучших времен (выживала на подаяние). Но самую существенную помощь ей оказала местная торговка, связавшая ее с Раисат Османовой.

Динара вспоминает, как ей было больно, когда незнакомцы предлагали продать дочку, чтобы "облегчить себе жизнь". "Сейчас мне сравнительно хорошо, появляется уверенность в себе, – признается собеседница. – Но часто снятся кошмары. Иногда срываюсь, потом вспоминаю своих дочек и потихоньку прихожу в себя".

К слову, у Динары, кроме отца, есть старшая сестра (она замужем) и брат, но они с родственницей общаться не желают.

Автор: Зульфия Гаджиева.

источник